ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Тихоня

2019-05-22 Тихоня
Тихоня
— А я любовника заведу. Трёх любовников. Нет, пусть их будет семь. На одного больше, чем у Гришки. Пусть он в гробу перевернётся, скотина. Ботинки ему надену разные, рубашку не глаженную. Не люблю, когда из меня дуру делают. И вообще, сколько мы говорим, рассказываем, всё только про секс.
6 4 5183 22.05.2019
— А я любовника заведу. Трёх любовников. Нет, пусть их будет семь. На одного больше, чем у Гришки. Пусть он в гробу перевернётся, скотина. Ботинки ему надену разные, рубашку не глаженную. Не люблю, когда из меня дуру делают. И вообще, сколько мы говорим, рассказываем, всё только про секс.



    Галюня Соколова, женщина самостоятельная, цену себе знает. У неё и муж под стать. Настоящий мужчина, с большой буквы, не то, что некоторые. Жену любит до умопомрачения, самостоятельный, спокойный, выходные дни всегда с ней вместе проводит.

    Человек собранный, дисциплинированный, только занятой через край. Поэтому Галюня без ограничений и лишних разговоров позволяет ему заниматься релаксацией.

    После работы, по понедельникам, у него обычно курс игры на гитаре. Это одно из достойнейших его занятий. Через него и познакомились.

    Когда Галя в институте училась, денег на всё естественно не хватало. Летом обычно подрабатывала проводником на поездах дальнего следования.

    Григорий, в тот самый рейс, когда их пути пересеклись, на заработки ехал с друзьями, железнодорожную ветку строить для леспромхоза.

    Он тогда на гитаре играл, и пел. Очень душевно пел. Голос у него глубокий, чувственный. Закроет глаза, струны перебирает и ведёт балладу за балладой. У слушателей едва слёзы из глаз не брызжут.

    Галюня присела на боковое место, заслушалась.

    Гриня её сразу приметил, заулыбался.

    Красавицей она никогда не была, но подать себя умела. Фигура у девушки была идеальная, осанка величавая, грациозная. Но больше всего её красили улыбка и обволакивающий взгляд, просто сногсшибательный. В такие глаза влюбляются с первого взгляда. Со второго, обычно женятся.  

    Собственно, приблизительно так и вышло. Рейс был длинный. Успели познакомиться, углубились в беседы и исповеди, дальше пошли.

    Галюня была девушка без комплексов. Зимой её нарасхват приглашали в художественное училище позировать обнажённой.

    Училась она в педагогическом университете на факультете дошкольной педагогики и психологии. Увлекалась по большей части изобразительным искусством и музыкой. Нравилось ей и то, и то, но звёзд с неба она не хватала, к третьему курсу поняла, что в школе работать не хочет категорически.

    Другое дело кружки вести. Богемное общество она любила. Атмосфера художественной школы вдохновляла, давала энергию для жизни и творчества.

    Она не стеснялась наготы, ценила своё молодое, безупречно сложенное тело, гордилась им, знала, как подать  несомненные достоинства фигуры: тончайшую талию, тяжелую грудь, весьма женственный животик, белоснежные соблазнительные бёдра, шикарные тугие ягодицы, нежную мраморную кожу.

    Студенты и художники на неё засматривались, пытались ухаживать, но девушка не поддавалась на соблазны. Видно пока не встретила своего суженого или пора не пришла.

    Но интригующий процесс собственно флирта, шутливую игривость,  Галя считала увлекательным занятием, включалась в процесс своего обольщения с огромным удовольствием, подыгрывая простакам и озабоченным юношам.

    Те принимали её ответную реакцию за влюбленность и волочились, включая коварные хитроумные способности  и фантазию. Увы, всегда с одним и тем же результатом. То, на что разрешалось смотреть, не дозволялось трогать.

    Ни один потенциальный кавалер так и не удостоился её благосклонности.

    А Григорий сразу по душе пришёлся, лишь взгляд метнул и струну тронул. Ему даже не пришлось предпринимать для этого усилий.

    За считанные минуты парень растопил холодное до поры девичье сердечко, превратив его в пылающий костёр.

    Галюня сидела в купе проводников с закрытыми глазами и молилась, чего никогда прежде не делала.

    Гриша просто подошёл к ней, взял за руку и произнёс уверенно и спокойно,  — девочка моя, я так долго тебя искал.

    Описывать те дни и ночи нет необходимости. Мало у кого сценарий от первого прикосновения до влюблённости и любви бывает иной.

    Жили они душа в душу почти пятнадцать лет. Не без трений, конечно. Это поначалу, как и всех, одолевала круглосуточная страсть. Потом чувства утихли, жизнь вошла в стабильную колею.

    По вторникам муж бывал на тренировках по мотокроссу. Это не слишком серьёзное увлечение, скорее прихоть, желание чего-то себе доказать.

    На соревнованиях он не выступал, только тренировался, но азартно. Говорил, что не хватает адреналина, что мужчина должен быть немного более агрессивен, чтобы уверенно выполнять функции главы семейства.

    Говорить-то говорил, а особенной активности ни в чём, кроме секса, не проявлял. Зарабатывал он прилично, но хозяином не был, слишком любил неограниченную ничем свободу и ценил самостоятельность, личную, вне быта.

    Это, по сути, была отговорка. Жена никогда и не настаивала на его участии в домашних делах, не напрягала, делая всё сама. Так же решала все прочие вопросы, за что муж был ей премного благодарен и целовал каждый раз в лобик, называя ее «моя девочка», как в тот, первый день их знакомства.

    Своеобразие Григория проявилось почти сразу после свадьбы. Его девиз — «хороший понт — дороже денег" никогда не менялся.

    Мужчина предпочитал всё дорогое, шикарное, по-возможности эксклюзивное. У него был свой портной, свой парикмахер, кабинет в ресторане. Он никогда не стал бы есть фастфуд, не надел бы невыглаженную рубашку, не сел за компьютер, прежде, чем Галенька не сделает влажную уборку.

   Жена с этими порядками всегда считалась. Костюмы, рубашки и начищенная обувь стояли и висели во встроенном шкафу в полной боевой готовности.

    Хотя… с ним было довольно скучно среди недели. Григорий её просто не замечал, отговаривался усталостью, занятостью, сложностями характера.

    С некоторых пор Галюня чувствовала себя покинутой, одинокой, глушила тоску, встречаясь с подружками за бутылочкой марочного вина или коньяка.

    Через девять месяцев после того рейса у Галюни родился сын, Мишенька. Замечательный мальчик. Они так его любят. Правда, папа предпочитает восхищаться ребёнком на расстоянии, откупаясь небольшими суммами денег, объясняя лаконично и просто — «он же мужчина».

    Ещё подростком Мишаня вбил себе в голову, что хочет быть кадровым военным, как дедушка, папа Григория.

    Эта мысль и желание стать бравым офицером овладели им целиком и полностью. Пришлось отдать мальчика в кадетское училище. Галя долго переживала, плакала. Такой расклад лишь усилил чувство ненужности, беспомощности и обречённости.

    Скрашивали нелепую скучную жизнь лишь редкие посиделки с подругами, да выходные дни, которых она ждала, как манны небесной.

    Иногда ей даже хотелось от ощущения избыточной меланхолии завести интрижку на стороне или вообще плюнуть на всё и уехать к чёрту на кулички.

    Галюня всё была стройна и элегантна, пользовалась интимным  успехом, привлекала интересующиеся и похотливые мужские взгляды, но отчего-то боялась этих связей.

    Григорий полностью отбил охоту смотреть на других мужчин. Наверно оттого, что она никого больше и не знала. Он представлялся ей единственным из достойных, хотя иногда казалось, что это не совсем так.

    Какой-то он весь слишком правильный, рафинированный. Ни одного пятнышка на одеждах, теле и душе. Разве так бывает, спрашивала женщина себя, ведь ни она сама, ни её подруги, ни сослуживцы, ни знакомые, не обладали подобными качествами и репутацией.

    Григорий в этом отношении был особенный, обладал лишь ему одному присущими чертами характера и яркой индивидуальностью. Нравится это или нет, но он таков.

   Эти размышления доводили иногда до головной боли, часто заканчивались дождём из слёз.

   Чуть позже, немного успокоившись, она вспоминала, что до субботы, когда муж будет принадлежать исключительно ей,  осталось всего ничего.

   Они с Гришей расслабятся, будут шутить, веселиться, заниматься бесконечным безудержным сексом, говорить ласковые слова, целоваться. Григорий обязательно сыграет на гитаре, они вместе споют. Чем не идиллия?

    В сущности, у неё неплохая жизнь: дом — полная чаша, замечательный сын, хорошая творческая работа, любовь. Чего, ну, чего ей ещё не хватает? Почему так часто на душе кошки скребут?

    Задумываться о проблемах, которые, скорее всего, выдуманы ей самой, очень не хотелось. Подруги предлагали сходить к психологу. Но разве это поможет, если она сама создала для себя этот иллюзорный мир? Почему её не устраивает идеальный муж? Вот, почему, на самом деле? А ответа нет. Что с ней не так, что?

    С сыном теперь  Галюня встречается, только когда ему дают увольнение и в каникулы. Учится он хорошо, выглядит и того лучше.

    Все привыкли к такому раскладу, заняли свои удобные ниши в жизни и живут сами по себе, словно вокруг них безжизненная пустыня. Одиночество среди людей. Непонятно и страшно.

    Есть в их семье и скелет в шкафу. Или был. Галюня постаралась вынести его наружу, проветрила, приодела. Вроде, не должен смердеть.

    Обнаружился он случайно, когда уже Мишаня родился.

    Оказалось, что есть у Гриши внебрачная дочь, Зоечка, в Подмосковном Зеленограде. Встречалась Галюня с этой прелестной зеленоглазой девчушкой. Просто фея. С её мамой, Людмилой.

    Замечательная женщина. Она не в претензии. Говорит, что решение оставить ребёнка приняла самостоятельно. О причине умолчала.

    Ни в чём Григория не винит. Но каково ей приходится, если даже Галя переживает по этому поводу? Смогла бы она бросить своего ребёнка? Конечно, нет. А муж про дочь и прежнюю любимую даже не вспоминает. Странный человек, непонятный, непостижимый, загадочный.

   Галя на Людочку зла не держит. Напротив, поддерживает иногда, бывает деньгами, если та сама  обращается за помощью. Они даже почти подругами стали. Перезваниваются, встречаются изредка. Потом на душе кошки скребут, но иначе Галюня не может.

    Главное, что Григорий выводы соответствующие сделал. Не ходок он. Так уж тогда вышло. Теперь быльём поросло.

    Жизнь, штука сложная. Всё, что произошло до их знакомства, уже не в счёт. Те события можно смело вывести за скобки, считать случившимися в другой, не ее жизни, обнулить.

     Разве можно из-за такой мелочи разрушать семейную идиллию, которая создавалась с таким трудом?

    Наверно с ней самой что-то не совсем так. Невроз или ещё что. У подруг вон: мужья гуляют напропалую, изменяют, флиртуют, водку пьют, охота, рыбалка. А они счастливы. Поругаются, потом мирятся в постели и живут, горя не знают. Галя бы так не смогла.

    По средам Гриша встречается со школьными друзьями. Они обычно играют в преферанс. Бывает, пьют вино или пиво. В этот день он приходит очень поздно, всегда под хмельком и уставший. Видно нелёгкая это игра. Впрочем, Галюня никогда в карты не играла, не знает, как и чего.

    Гриша человек азартный. Он и лотереи часто берёт, иногда ставки на спорт делает, но семья от этого нисколько не страдает. Знает он меру, не особенно увлекается, а зарабатывает прилично.

    По четвергам муж играет в футбол. Он вообще человек спортивный, подтянутый. Бегает по утрам, зарядку делает. В этот день его лучше не трогать. Так набегается, что ног под собой не чует. Иногда, даже ночью вскакивает и кричит, чего, точно не разобрать, кажется, зовёт кого-то.

    Сколько раз уже уговаривала бросить это занятие. Говорит, что привычка — вторая натура. «Охота — пуще неволи. Не могу я, Галюня, без команды, без спорта. В нём, вся моя жизнь. Как ни крути. Тебя в моей жизни ещё не было, а он был. Не сердись. Ты, моя единственная, моя девочка. Так до последнего часа и проживём рука об руку». И в лобик целует.

    Галюня ему безоговорочно верила, как самому себе. Редкостная мужская верность и преданность. Таким супругам нужно памятники при жизни ставить. Тьфу-тьфу! Что за мысли глупые?

    Гриша, человек аккуратный, собранный, у него всё по полочкам разложено. Никаких изменений не любит. Если в субботу на ужин должны быть отбивные и сухое вино, значит так и будет. Всегда. У него всё идеально подобрано. Даже одеколон по дням разный.

    Галюне это даже нравится. Стабильность приучает к дисциплине. Не нужно ничего выдумывать, всё давно обкатано, считай, сразу сложилось. День за днём, сплошное безоблачное семейное счастье. Не каждой женщине так везёт.

    Она и сама старается ему угодить во всём.

    В пятницу всегда банный день. Там, в парилке, у них давно и прочно сложившийся коллектив. В этот день он расслабляется полностью. Приходит и сразу засыпает, как убитый.

    Галя давно привыкла к такому распорядку. Зато в субботу и воскресенье он полностью принадлежит ей. Можно распоряжаться и приказывать, только это не в её привычках.

    Галюня больше отдавать и любит, приятное что-нибудь делать. Ну, ещё секс.

    Удивительный в этом отношении её муж, сильный, неудержимый, просто неутомимый сексуальный монстр. Может часами упражняться, потом кофейку попьёт и сначала.

    В этом отношении даже хорошо, что Мишенька в казарме при кадетском корпусе живёт. Их ведь даже по воскресеньям не всегда в увольнение отпускают. Дисциплина.

    Когда сына дома нет, в выходной даже не хочется никуда. Лежат обычно супруги, как два голубка, в постели целыми днями и принимают чувственные интимные процедуры без учёта нормативов и времени.

    Особенно Галюне нравятся комплексы произвольных упражнений, когда удаётся изобрести чего-то новое, необычное.

    Впрочем, Григорийна этот счёт такой выдумщик. Иногда такое завернёт, подумать стыдно, не то, что делать, но ей нравится.

    Бывает, сядет Галюня тихонечко, когда мужа дома нет, и думает, какое же ей счастье привалило такого муженька отхватить. Не муж — сокровище.

    Девчонки вон, кого ни спроси, на измены жалуются, скандалы. У неё всё тихо.

    Про него иногда сплетничают, только она не верит. Мало ли чего от зависти наплетут?

    Неужели бы она не почувствовала адюльтер, случись он на самом деле. Нет, за Гришей такого отродясь не водилось. Кремень мужик. Ладно, пусть завидуют.

    Вот глазами раздевать, это да. Любую мало-мальски смазливую бабёнку мысленно препарирует. На физиономии это тсразу отражается. И её, Галюню, тоже виртуально насилует. Так и зыркает в поисках оголённых сокровищ.

    Он у неё знатный рукосуй. Если есть за что ухватить, ни за что мимо не пройдёт, обязательно ручищами залезет, куда не просят.

    Встанет, бывало, она у плиты, увлечётся готовкой, а его рука уже между ног или на груди под платьем.

    Иногда приходилось всё бросать, как есть и в спальню. Сколько раз продукты сжигала, а он смеётся, — Значит, сегодня на повестке дня ресторан. Это на первое. А на второе, как всегда, секс.

    А то и до кровати не могли утерпеть, прямо на кухонном столе и играли в партизан. Ох уж он и пытал ее, охальник. И так, и этак, со всех сторон, пока пощады не попросит. Чего только не вытворял.

    Галюня каждый раз, как про то подумает, соком интимным истекает. Может, она какая  ненормальная?

    Ничего с собой поделать не может. От одного Гришкиного прикосновения, бывало, кончала по несколько раз кряду. Да! Было дело, чего греха таить. Вот и сейчас, вроде не к месту, не ко времени, муж в морге, а поди ты, опять вся мокрая.

    Такое ведь случилось, не приведи господи. Надо же горю-злосчастью-злосчастью произойти. Не готова Галюня к такому страшному исходу: к одиночеству, безысходности, вынужденному вдовству.

    Сидит она на кухне, а кругом пустота, мрак и забвение. Всё, всё прошло, всё кончилось. Ничего больше нет. Гришеньки нет, родненького.

    Горе-то, горе… не поправить. Разбился родимый муженёк. Как есть, на мотоцикле своём летел и в бетонную опору на полном ходу. Голова вдребезги. Еле собрали, чтобы в гроб не стыдно ложить. Божечки, да за что ей такое? Как ей теперь, старухе, век куковать?

    Вещи вон его из раздевалки на стадионе в мешке черном лежат, даже посмотреть страшно. А нужно, ничего не поделаешь. Как она такое переживёт?

    Похороны назначены на субботу. Время есть, но всё из рук валится. Пропади всё пропадом с такой судьбой нелепой. Только жить начали, а теперь...

    На следующий после катастрофы день, в среду вечером, зазвонил телефон.

    На экране отпечаталось «Вовка Брыкин. Свет». Вроде всем, кого знала, сообщила. Значит, не про всех рассказывал. Или запамятовала.

    Галюня приняла вызов. В трубке приятный женский голос вкрадчиво спрашивает, — Гришенька, пупсик, ты про меня не забыл? Посмотри, мой мальчик на часы. Время пошло. Будешь за невнимание наказан, проказник.

— Девушка, вы ошиблись номером.

— Не думаю. Впрочем, возможно, да. Извините.

    Женщина отключила телефон, машинально достала из тумбочки сигареты.

    Она не курила, эту пачку хранили для гостей, на всякий случай. Гриша считал, что нужно заранее предусматривать мелочи, чтобы потом не терзаться от невозможности чего-то исправить.

    В их доме всегда был запас кофе, вина, водки, сигарет и прочих мелочей, которые нужны не каждый день, но дают возможность с достоинством принять гостей, словно их давно ждали. Такой уж он был человек. Это не было раздражающим или странным. Так, значит так.

    Галюня неловко закурила, набрала полные лёгкие ядовитого дыма, задохнулась, едва откашлялась, вымазавшись в соплях и слезах.

    Она пробовала несколько раз пыхтеть прежде, но ощущения почему-то в памяти не отложились, да и не до этого ей было.

    Душа болела, выворачивая внутренности и мозги наизнанку. Обычно все вдыхают дым запросто, а она… Неприспособленная к жизни без Гришеньки. Как же она теперь?

    Сама собой случилась истерика с истошным криком ужаса, с рыданиями до колик и спазмов, с судорожными движениями диафрагмы. Успокоиться никак не получалось.

    И вдруг её кольнуло. В мозгу всплывала какая-то значительная ассоциация, ускользающая, но живучая и жгучая. Галя попыталась сосредоточиться, обхватила голову.

    Телефон. Женщина ясно произнесла имя Григорий, очень отчётливо. Она не могла перепутать. Покойникам не звонят. Что бы это значило? Обязательно нужно проверить. Что-то явно не так, не вписывается этот звонок в обыденность.

    И ещё, она говорила, что ждт. Где, на том свете? А ведь в телефоне так и записано «Свет". Мистика? Или с головой нелады? Какой именно Григорий? А если сам Скосорев, собственной персоной? Кто же тогда разбился? Бред. Кажется, нужно психушку вызывать.

    Галя включила телефон. Последний звонок. Вот он. Вовка Брыкин. Что-то не припомнит она такого одноклассника.

    Женщина, немного помедлив, нажала кнопку повторного вызова.

— Гриша, ты что, телефон дома забыл? Кто была эта женщина. У неё такой потерянный голос, словно с того света.

— Девушка, Григория нет. Он разбился на мотоцикле. Можно узнать, как вас зовут?

— Света, Светлана. Но какое это имеет значение, и какого именно Григория вы имеете в виду?

— Григория Скосорева, Света. Я его жена.

— Не было у него никакой жены, не морочьте мне голову.

— У него ещё есть сын, Михаил. И дочь, Зоя, но это от другой женщины. Она родилась не в браке. Не понимаю, почему я всё это вам говорю. Вы даже не представляете, как меня напугали. Гриша разбился на самом деле. Не хочется обсуждать такое по телефону. Света, мы можем с вами встретиться? Мне это очень нужно. Я ничего не понимаю. Совсем ничего. Мы с вами сейчас на одной планете, вы уверены? Не буду скрывать, факт вашего существования в моей жизни неприятен крайне, но необходимо выяснить, чем именно я вам обязана.

— Намекаете, что у меня не все дома? Да бросьте вы. Вас-то как зовут, если это не секрет? Случайно, не дочь лейтенанта Шмидта? Я бы не удивилась.

— Мое имя Галя. Мы женаты почти пятнадцать лет. Он никогда мне не изменял. Во всяком случае, после свадьбы. Я в этом уверена. Возможно, мы говорим о разных мужчинах, во всяком случае, мне очень хочется, чтобы это было именно так, а не иначе.

— Знаете, Галя Скосорева, если это действительно вы, мне бы очень не хотелось обсуждать эту щекотливую тему. Изменял, не изменял. Разве дело в этом? Человека нет, вот, в чём проблема, если это не зловещая шутка. Давайте встретимся и обсудим. Не люблю скелеты в шкафу. Например, в парке, у второго фонтана, где лебеди. Там рядом есть скамеечка. Мы с Гришей обычно встречались на ней, ужинали в кафе, потом шли ко мне.

— Я не Скосорева, Соколова. Менять девичью фамилию не захотела. Муж поначалу пыхтел, говорил, что это не по-нашему, но в итоге настаивать не стал, смирился. Так и жили, по сей день с разными фамилиями. Иду собираться. До встречи.

— Забавно. Приснится же такое. Сегодня случайно не пятница тринадцатое? Жду вас у фонтана через час. Успеете?

— Постараюсь. Я, как вы понимаете, буду в чёрной одежде. Высокая худая блондинка в чёрном платье. Телефон Григория на всякий случай возьму с собой. Думаю, не потеряемся.

— А я, напротив, миниатюрная рыжая бестия. Роскошная такая кудрявая грива и конопухи по всему лицу. Пожалуй, тоже одену чёрное, чтобы подыграть. Люблю интриги. Это, знаете ли, тонизирует.

— Спасибо, что не отказали. Хочется конкретики. Я женщина сильная, предпочитаю знать всё. Мне так легче. Пусть жестокая, грубая, но, правда. Если сможете, будьте откровенны.

— Непременно, Галя. Я тоже ничего пока не понимаю, не предполагала такую авантюру. Дюма отдыхает. Обещаю открыть все карты. Будем потрошить всё белье, даже постельное.

    Раздражение и негодование перекрыли Галюне дыхание. Сердце выпрыгивало из груди, но она хотела знать правду.

    Конечно, каждый человек имеет право на тайну, но, не на такую. Что ещё она не знает о своём супруге? Если то, что она думает, истина, Гриша актерище ещё тот, великий мастер. Просто Ильинский и Грибов в одном флаконе.

    Это же надо, так умело притворяться порядочным. Жизнь становится интереснее и интереснее.

    Ей было по-настоящему не по себе. Неужели её муж такой коварный обманщик? Прожить столько лет и ни разу не проколоться, разве такое возможно? Да нет, это какая-то нелепость. Быть такого не может.

    Для того она и идёт на эту неприятную встречу, чтобы выяснить истину. Возможно, это реальное совпадение. Говорят,  чудеса иногда случаются. Вот и проверит, так ли это. Ведь в реальности всё может оказаться даже не так, как на самом деле.

    Как сказала эта женщина, — забавно? — Не то, чтобы очень, пахнет банальным предательством, пусть и хитроумным. Вот ведь конспиратор мой муженёк. Володя Брыкин. Свет. Или Света вторник? Глупости.

    Галюня с нескрываемым интересом оглядела Свету с ног до головы и обратно. Ничего особенного. Незаметная, бледная, кроме цвета волос, но изящная.

    Ухожена идеально, одета шикарно, а красоты нет. Только шарм. Пожалуй, такую можно полюбить, но Григорий… Это же совсем не в его вкусе. Оказывается, Галя даже настоящих пристрастий мужа не знала. Странно, очень странно. Никогда бы не подумала...

    Бывают иногда у людей вкусовые бзики. Кто-то до умопомрачения обожает перец, другой шафран, третий базилик, но мясо, однако, любят все.

    Мясо. Получается, что Гришка любил пикантные приправы, а мясом для него были любые женщины, включая её, Галюню. Кусочек отбивной и шашлык на выходные. Действительно забавно, нечего возразить.

    Основное и главное блюдо дамы находится между её ног, не так ли? Да, он был настоящий гурман, её муженек! Света и правда прехорошенькая. А фигурка, ножки, поцелуйные губки. Умереть – не встать.

— Где мы можем поговорить, Света?

— Там, на скамеечке в скверике. Если желаете, в кафе. Здесь недорого. Закажем кофе, пирожные. Сладкое успокаивает. Надеюсь, мы не собираемся вцепиться друг другу в волосы?

— Успокойтесь. Я нервничаю не меньше вашего. Хорошо, давайте начнём со сладкого.

    В кафе женщины уселись в самый угол. Народу было совсем мало. Им не должны помешать.

— Галя, у вас есть с собой фотография Гриши? Хотелось бы удостовериться для начала, что мы собираемся беседовать об одном и том же человеке.

— Да, я предвидела такую просьбу. Пожалуйста, смотрите. Он?

— Увы. Григорий действительно погиб?

— Разве таким шутят. Похороны назначены на субботу, чтобы все родственники, друзья и знакомые могли прийти. Вы будете?

— Непременно. Всё-таки практически родной человек. Извините, ради бога, я вообще не предполагала, что у него кто-то есть. Мы встречались с ним почти пятнадцать лет. Словно сейчас произошло наше немыслимое по накалу эмоциональности знакомство. Отчётливо помню каждую счастливую минуту. Это был такой бурный роман. У меня тогда основательно крышу снесло. Он никогда не говорил, что женат. Я не настаивала на конкретике, нам и без этого было хорошо. Гриша говорил, что не хочет обременять себя семьей. Я ведь хотела от него ребёночка поначалу,только он был против. Говорил, что у него слабое здоровье, часто жаловался на головные и душевные боли. Да, Гришенька был ранимый, обидчивый, но быстро отходил. Мы с ним познакомились, да, это было двадцатого мая.

— Пятнадцать лет назад? Надо же, за неделю до нашей свадьбы. А ещё через три недели я родила Мишеньку. Мы тогда не могли с ним заниматься сексом, сами понимаете, с таким пузом не попрыгаешь. — Галя показала руками внушительный размер живота в тот момент. Действительно забавно. Вы ничего не путаете? А ведь он до этого действительно ни дня не мог без секса. Где-то я его даже понимаю. Ему нужно было утилизировать желание. Слить, так сказать. Подвернулись вы. Извините, свободная молодая вагина.

— Давайте не будем опускаться до оскорблений и пошлостей. Мне тоже нелегко и очень неприятно. Ну, что вы, как можно перепутать дни, когда ты счастлива? Такое не забывается. С датами у меня всегда порядок. Я ведь математик.

— И вы никогда-никогда не догадывались, что он… чтоу него жена, дети, что занимается с другой женщиной сексом?

— Не поверите, не было повода. Гришенька, мужчина постоянный, положительный, порядочный. Всегда считала, что он со мной предельно откровенен и честен.

— А как часто вы встречались, если не секрет?

— Он такой педант, никогда не менял день встречи. Очень занятой был человек. Очень. Мы встречались каждый вторник, все остальное его время заполняла работа, за исключением тех дней, когда он был в командировках или болел. Мне кажется, он страдал трудоголизмом.

— И вас никогда не настораживал такой странный график его и вашей жизни? Вам никогда не хотелось провести с ним выходные, съездить на море, посидеть вместе с друзьями?

— У меня был один вечер в неделю, но какой! Симфония. Можете себе представить:  четыре-пять часов непрерывного безудержного секса? Я могу. Он отдавался любви без остатка, вытворял со мной такое, вам не приснится. Что с того, что Гришенька не мог уделять мне больше времени?

— Успокойтесь. Меня он трахал, как кошку в охоте по десять часов кряду два дня в неделю, если с нами не было сына. Если был, то ночи напролёт. Он умел делать это виртуозно, самозабвенно. Вы сейчас рассказывали, а я представила… Не поверите, Света, я вся мокрая. Он, паразит, сделал меня больной на передок.

— Не вас одну, как я поняла. Но я вам завидую. Два дня в неделю. Немыслимо. Вот почему он не хотел на мне жениться, не приходил жить. Но вы не ревнуйте. Если бы я знала…  Да, а что было бы, если бы я действительно знала? Пожалуй, я не стала бы чего-то менять. Я была счастлива с ним. Меня всё устраивало. И потом, я втайне всё же надеялась стать его женой. Не представляю, что теперь со мной будет. Ужасно. Давайте немного поплачем.

— Пока воздержусь, хотя тоже не прочь избавиться от скопившихся ядов. Я тоже не представляю, как поступила бы. Но прежнюю пассию, Людочку, простила и деньги посылала его дочери, Зое. Вы знаете, я с той женщиной даже подружилась. Она такая…  такая бескорыстная. Никаких, знаете ли, претензий. Лёгкая, элегантная, красивая. Не сложилось у них. Я никогда не спрашивала, почему.

— Как видите, у нас тоже не получилась семья.

— Не хотите вина, Светочка?

— По такому поводу, лучше водки.

— Пусть нам будет хуже. Давайте водки. Граммов по сто пятьдесят. Может, перейдем на ты?

— С удовольствием. Я отчего-то испытываю к вам настоящую симпатию, хотя поначалу было желание удавить.

— Не поверите, вы мне тоже симпатичны, хотя представляете бесспорный источник моих бед. Теперь я понимаю причину своего недомогания и хандры: я что-то такое чувствовала, но не могла идентифицировать источник тревожного сигнала.Теперь всё встало на свои места. Казалось бы, поймала мужика на измене, а душа успокоилась. Поможешь мне его похоронить?

— Если позволишь. Он ведь мне тоже не чужой. Извините, Галя, за подробности, но мы с Гришенькой делились не только личными секретами, но и физиологическими. Так сказать, он и я одной крови, если вас это не смущает.

— Если рассуждать в таком ключе, мы с тобой тоже родня. Часть твоих секретов, как ни мойся, доставалась мне.

    Женщины засмеялись, хотя на самом деле им было противно и грустно.

    Они долго сидели, делясь, на сей раз секретами другого рода, неоднократно заказывали водку и закуску.

    Таксист, который их повёз, высадил женщин у Галиного дома, отказавшись вести Свету без сопровождающего дальше, хотя они в принципе не скандалили, просто громко разговаривали. Света практически спала, пришлось оставить ночевать.

    Проснулись дамы в обнимку, в одной постели.

    С трудом разлепив глаза, были слегка шокированы, но потом это стало поводом для нервного безудержного веселья.

    Похмелялись сначала сухим вином, потом коньяком. Рассказывали забавные эпизоды любовных утех, удивлялись, что в их жизни с Григорием всё было до безобразия похожим.

    Одна начинала говорить, другая продолжала. У Гали был взят отпуск за свой счет на похороны. Света решила не отставать. Созвонилась с начальством, договорилась.

    Вечером их ждал очередной сюрприз. Догадываетесь? Именно так. Раздался телефонный звонок на трубку Григория. «Игорь Леонидович. Тренер».

    Голос опять был женский. — Гриша, ты не заболел? Я тебя ждала, ждала. Знаю, что не любишь звонков, но я не понимаю, что делать. Разве нельзя позвонить, успокоить?

— Девушка, давайте сразу без экивоков. Меня зовут Галя. Я жена Григория, рядом со мной его любовница. Долго объяснять. Вы можете к нам приехать? Если у вас нет денег, такси оплатим.

— Глупости не говорите. Какая жена, какая любовница? Сходите к психиатру, проверьтесь.

— Прошу вас, не бросайте трубку, выслушайте. Согласна, история нелепая и довольно странная, но я не шучу. Отвечаю за каждое слово. Скажите своё имя.

— Допустим, Жанна, ну и что?

— Гриша умер. Погиб. Разбился на мотоцикле. Позавчера. Похороны в субботу. Вы приедёте?

— Если это шутка, довольно глупо.

— Это правда. Светочка, подтвердите, пожалуйста.

— Не удивляйтесь, Жанна. Мы уже немного отошли от шока. Приезжайте. Нам есть, что обсудить. Вам будет весьма интересно. Обещаем не выяснять отношений и не скандалить. Записывайте адрес.

    Такси подъехало через двадцать минут. Всё это время женщины не отходили от окна. Это не было простое любопытство. Ими теперь двигал азарт исследователя.

    История начала приобретать детективный оттенок. Что теперь им известно: Галя — суббота, воскресенье; Света — среда; Жанна — четверг. Любопытно? Ещё бы. И никто ничего столько лет. Чудеса, да и только.

    Если вначале хотелось рыдать и плакать, лезть в петлю от чувства невосполнимой потери, то теперь стала вырисовываться целая бригада плакальщиц, а это уже не эксклюзив. За групповуху больше дают. Приблизительно такая парадоксальная ирония приходила на ум. Как Гришке удавалось всех одновременно водить за нос?

    У них чесался мозг от желания услышать признание Жанны, если она не откажется его сделать. Ей-то он как объяснял тот факт, что они встречаются один раз в неделю, «без обязательств? Любопытство зашкаливало. Ещё было интересно взглянуть на её внешность.

— Ставлю тысячу рублей, Жанна будет шатенка, — сказала Света.

— Или чёрненькая. Думаю, он нас по цвету подбирал. Кстати, та, первая, Людочка, от которой дочка, платиновая блондинка. Серебристые волосы сплетённые в толстенную косу. Волоокая красавица. И тоже стройняшка, как и мы. Фигуру, как видишь, Григорий выбирал одну и ту же: грациозную, изящную, подтянутую. Как бы мне хотелось, чтобы Жанна оказалась толстушкой, чтобы хоть она выбивалась из модельного ряда, но думаю это не так.

— Галюнь, это случайно не истерика? Не нравится мне твоё настроение. Нам достался мужчина — истинный феномен. Представь себе силу и энергетику его потенции, если он умудрялся удовлетворять всех нас, не вызывая даже толики подозрения. Честно говоря, я в шоке и никак не могу Гришу разлюбить. Он лучший. Даже не знаю, смогу ли после его ласк завести себе другого кавалера. О, такси. Пошли встречать.

    Жанна оказалась эффектной длинноногой дамой в возрасте от тридцати до тридцати пяти лет с волосами насыщенного каштанового цвета. Глаза её светились на половину лица обворожительным  оленьим взглядом.

    Слегка удлинённый утончённый профиль, аккуратненький носик. Минимум макияжа.

    Галя со Светой переглянулись. Это точно была она. Женщина, которую они мысленно представляли.

— Хорошо, что я с тобой не поспорила, Галюня. Итак, Жанна, будем знакомиться. Я Света, любовница по средам, это Галечка, законная супруга нашего дорогого Григория Александровича Скосорева. Вас он любил по четвергам, я правильно понимаю?

— Зато я никак не соображу, о чём вы, девчонки?

— Это, Жанночка, мы тебе про любовь толкуем. Если не сложно, хотим услышать твоё откровение. Мы ответим тем же. Вы с ним давно?

— Почти пятнадцать лет.

— Если ты сейчас скажешь, что влюбилась в него в мае, я захлопаю в ладоши. Я права?

— Не знаю, в какую игру вы играете. Я, пожалуй, пойду. Что-то мне не по себе. Гриша правда разбился?

— Точнее не бывает. Так, когда вы познакомились?

— Да в мае, в мае. Ну и что с того? Какое это имеет значение?

— Галюня  тогда была на девятом месяце беременности. Двадцатого с ним познакомилась я. И понеслось. Если дедукция нас не подводит, в тени остаются ещё три постоянных любовницы. Как же хочется их всех увидеть.

— Чего понеслось?

— Любовь, безудержный секс, обожания, поцелуи, романтические встречи, надежды, сомнения…  Что ты ведёшь себя, как дитя неразумное? Мы говорим об одном и том же человеке. Можешь посмотреть снимки. Галю Гриша любил в субботу и воскресенье, меня каждую среду, тебя по четвергам. Он не мог ни дня без секса, Жанночка. Ни дня. Но любил разнообразие, хотя и стабильное. Ведь он и с тобой был педант? Тебя он удовлетворял?

     Жанна покраснела до корней волос, вспотела, начала хватать ртом воздух, как рыба без воды.

— Что вы от меня хотите, почему я должна рассказывать про свою интимную жизнь? Вы ненормальные. Он не мог на мне жениться, потому, что работал в разведке, был секретным агентом.

— Вот оно что! Ну и как он тебе? Классно вставлял? Удовлетворял, спрашиваю, или нет?

   Жанна заплакала, уткнулась лицом в стену, — гадкие! Какие же вы гадкие. Он меня любил. Любил! А вы…  Это мерзко, так говорить про настоящие чувства. Если бы не его работа…

— У Галюни от Гриши сын, Мишенька. Ещё дочка есть, Зоя, но от другой женщины. Но она не в счёт. Люба не входит в нашу команду. Скорее всего, это ошибка молодости и с ней он больше не встречался. Тоже не факт, но видимо так и есть. У нас есть три неизвестные любовницы: понедельник, вторник и пятница. Уверена, они так или иначе дадут о себе знать. Рассказывай, нечего реветь. Нас он тоже любил. Могу сказать больше: трахал до потери пульса. И как, как он это делал! Не ломайся, рассказывай.

— Что я должна рассказывать?

— Всё. Всё по порядку. Как познакомились, о чём беседовали. Нам нужно знать всё. Когда обнаружим остальных любовниц, напишем книгу воспоминаний. Это будет бомба.

— Он был ласковый и нежный. И любил. Любил!

— Не сомневаюсь. Нас тоже любил. И сюда, и сюда, и вот сюда тоже любил. А тебя?

    С Жанной оказалось всё сложно. Она была воспитана строгой мамой в абсолютном сексуальном неведении. Григорий был её первым и единственным мужчиной. Поговорить с ней откровенно не получилось, но картинка постепенно складывалась.

    Григорий любил всех одинаково. Был ласковым, щедрым на секс и ласки, вот только деньгами и временем делился осторожно. Отношения со всеми тремя женщинами складывались стабильные, протекали неспешно, ритмично и ровно.

    Жанна тоже не заметила, что у неё есть конкурентки.

    А ведь странно. Любая женщина способна по запаху ощутить наличие соперницы. Секс вообще явления очень ароматное, особенно для постороннего. Ферромоны вызывают желание и эйфорию у всех и каждого, а Гришке удавалось дурить всех дам одновременно. Как?

    В конце концов, Жанну сумели уговорить выпить вина, потом водки. Дело сдвинулось с места. Сценарий её любви оказался идентичным общесемейному.

    Галюня слушала её, роняя слезы. Что, что с ними всеми на самом деле произошло? Выходит, они реальные извращенки, если вдуматься.

    Позже когда женщины дошли до нужной кондиции, все втроем обнимались. Спать легли вповалку, не раздеваясь.

    Теперь и Жанна заинтересовалась. Поверила, что рассказанное Галей и Светой не версия, а реальный пейзаж событий.

    Гриня-Гриня! Взял и развёл всех, имея от этого немалые дивиденды в виде обильного секса с абсолютно разными дамами, правда, одинаковой комплекции. Если те три женщины: понедельник, вторник и пятница существуют, выходит, что Григорий поживал одновременно шесть жизней. Как он умудрялся в них не запутаться?

— Девочки, вспомните, он никогда не называл вас чужим именем? Нет? Странно. Даже во сне? — Спросила Света.

— Знаешь, по четвергам, когда приходил от Жанны, он часто разговаривал во сне. Очень неразборчиво, но кого-то звал. Теперь припоминаю, что от Жанки он приходил измочаленный вконец. Чем вы с ним занимались, что он падал от усталости?

— Чем и вы с ним. Будто не знаете.

— Знать-то знаем, но меня он имел два дня подряд и выглядел молодым огурцом, а от тебя приходил полуживой. Ты его что, пытала?

— Скорее он меня. Я не знаю, что вам сказать. Не было у меня другого мужчины, а с ним всегда одинаково. Сама же сказала: сюда, сюда и сюда.

— Во сколько он уходил?

— Как обычно, часов в девять-десять. Всегда говорил, что остался бы с удовольствием еще, но служба.

— Света, Жанна, лично я устала от всех этих секретов. Давайте в субботу их закопаем вместе с нашим общим мужчиной и больше не станем к ним возвращаться, а?

— Идея замечательная, но ведь ты первая от любопытства свихнёшься.

— А я любовника заведу. Трёх любовников. Нет, пусть их будет семь. На одного больше, чем у Гришки. Пусть он в гробу перевернётся, скотина. Ботинки ему надену разные, рубашку не глаженную. Не люблю, когда из меня дуру делают. И вообще, сколько мы говорим, рассказываем, всё про секс. А про любовь у кого-то с ним было? Я могу похвастаться только первыми несколькими месяцами, когда в глазах яркие фонарики горели, всё вокруг кружилось, пылало и плавало. Когда живот стало отчетливо видно, Гриня потух. Или протух. Да, секс с ним всегда был фантастический. А кроме? Я же от одиночества и грусти чуть руки на себя не наложила. Равнодушный он был, если честно, бесчувственный, ленивый. Только теперь поняла, что жил муж только для себя. А я, да все мы, были лишь удобность подстилкой. Хорошо устроился мальчик.

— Знаешь, Галюня, наверно ты в чём-то права. Он же никогда ни в чём мне не помогал, ни о чём не спрашивал. Но жаловался на жизнь часто. Похоже, правда, это не про любовь. И всё же, мне было с ним хорошо. Я бы ещё не отказалась вот так, без любви, но с сексом, до конца жизни. — Сказала Света. — Замужем я была, почти год. Честно скажу — не понравилось. Козёл был мой муж. Лентяй, дурак и приживала.

— На мне он обещал жениться. Я его точно любила. И сейчас люблю. Наверно. Больше мне любить некого. Пятнадцать лет ждала его предложения. Не отговаривайте меня, не расстраивайте. Пусть он ушёл, но останется память, как о самом любимом человеке в жизни, — с горечью в голосе, всхлипывая, произнесла Жанна.

— Кто же тебя отговаривает, дуреха? Люби на здоровье. Только попытайся с другого ракурса посмотреть. Он же нам всем жизнь испортил, если вдуматься. Пользовался всеми, как красивой брендовой вещью. Мы же, все три, симпатичные бабы, востребованные. Дети только у Галюни. А мы в пролёте. Скажи, что не мечтала о ребёнке? Ни за что не поверю. Он нас сексом и обещаниями, словно паук муху, опутал с ног до головы и повесил на удобную паутину.  Или как коллекционер бабочек, на булавку и в витрину. Вытаскивает время от времени, любуется, а тем временем у нас с крыльев пыльца облетает, тлен потихоньку подбирается, узор тускнеет. Усекла? То-то!

—  И что теперь нам всем делать? В петлю? Мне уже тридцать семь лет. Кому я теперь нужна? — Жанна таки заплакала.

    Женщины гладили её по головке, успокаивали, — нас же теперь трое. Проживём. Конечно, своими будущими любовниками я с тобой делиться не собираюсь, но мужика мы тебе обязательно найдём. — Галюня и сама хотела разреветься, но сравнивая свою жизнь и статус с тем, что вырастили девчата, ей становилось легче. Она всё-таки вдова, познала радость материнства, а они…  Несчастные женщины. Впрочем, на этом жизнь не кончается. Может и им повезёт.





Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 4
Вход
Галина ∙ 22.05 23:56 ∙ #
Валерий, продолжение будет? )))
Валерий, продолжение будет? )))
Валерий
23.05 05:48 ∙ #
Думаю нет, Галя. Литературные герои обычно живут своей жизнью, автора не спрашивают. Если только сами захотят. Спасибо, что читаете!
Думаю нет, Галя. Литературные герои обычно живут своей жизнью, автора не спрашивают. Если только сами захотят. Спасибо, что читаете!
Ирина ∙ 23.05 08:04 ∙ #
Эта история напомнила мне давний разговор с одной моей приятельницей. Она рассказывала, что посоветовала своему молодому родственнику, который бесконечно донимал жену приставаниями ( а жена ей на это пожаловалась), завести себе любовницу. Просто с целью немного разгрузить жену. Молодой мужчина выслушал её и завёл не одну, а целых пять любовниц. Жена вздохнула с облегчением, она не знала о любовницах. Муж, такой вот сильный самец, тоже перестал бесконечно приставать к жене с просьбой о сексе. Всё, вроде, устроилось. Я, помнится, слушала ту знакомую и думала, что как-то не верится, что такое возможно...
Эта история напомнила мне давний разговор с одной моей приятельницей. Она рассказывала, что посоветовала своему молодому родственнику, который бесконечно донимал жену приставаниями ( а жена ей на это пожаловалась), завести себе любовницу. Просто с целью немного разгрузить жену. Молодой мужчина выслушал её и завёл не одну, а целых пять любовниц. Жена вздохнула с облегчением, она не знала о любовницах. Муж, такой вот сильный самец, тоже перестал бесконечно приставать к жене с просьбой о сексе. Всё, вроде, устроилось. Я, помнится, слушала ту знакомую и думала, что как-то не верится, что такое возможно...
Куплю
23.05 10:13 ∙ #
Сложно сказать, сколько могут прожить такие элитные самцы, скорее всего недолго. В любом случае, они подхватят чего-нибудь сами и заразят всех остальных. Думаю, это совсем не подвиг.
Сложно сказать, сколько могут прожить такие элитные самцы, скорее всего недолго. В любом случае, они подхватят чего-нибудь сами и заразят всех остальных. Думаю, это совсем не подвиг.
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход