ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Тормоза

2018-01-14 Тормоза
Тормоза
Бывший. Теперь это аппендицит, не самая нужная часть организма. Пока не мешает и черт с ним, прихватит — придется удалить. Стандартная несложная операция, чик скальпелем и всё, потом останется лишь отлежаться. Сергей для Ани был бывшим, слышать его она не хотела...
3 5 3925 14.01.2018
Бывший. Теперь это аппендицит, не самая нужная часть организма. Пока не мешает и черт с ним, прихватит — придется удалить. Стандартная несложная операция, чик скальпелем и всё, потом останется лишь отлежаться. Сергей для Ани был бывшим, слышать его она не хотела...

Телефон зазвонил не вовремя. Абсолютно не вовремя, да и не к месту. Ане не хотелось отвечать на звонок, ей даже слышать его не хотелось. Просто потому что звонил бывший муж Сергей.

Бывший, а значит не вовремя и не к месту. Бывшие по-другому не звонят и не появляются вдруг, всегда не вовремя и всегда не к месту. Они не умеют иначе. Их время прошло, и место рядом уже не для них, а значит, они всегда не вовремя, всегда не к месту.

Бывший. Теперь это аппендицит, не самая нужная часть организма. Пока не мешает и черт с ним, прихватит — придется удалить. Стандартная несложная операция, чик скальпелем и всё, потом останется лишь отлежаться. Сергей для Ани был бывшим, слышать его она не хотела. Нет смысла разговаривать с аппендиксом перед операцией.

В принципе, Аня со спокойной совестью могла не брать сейчас трубку, можно было даже не бросать очередное спешное «Перезвоню!». Аня была за рулем, так что имела полное право просто отвергнуть ненужный звонок. Тем более, Сергей сам постоянно ругал её за телефонные разговоры за рулем, кричал, мол, это небезопасно. Но Аня прекрасно знала упертость бывшего мужа, звонить будет, гад, до посинения. Когда-то ей даже нравилась такая настойчивость, но теперь… теперь он был бывшим, и главная его задача — раздражать. И он раздражал.

Свернув на проспект, Аня тут же очень грязно выругалась. Впереди была жуткая пробка, а вариантов объезда не было. Дом Ани находился где-то там, за мертвым потоком машин, аккурат в середине главной улицы города. Поняв, что встала, похоже, надолго, Аня выругалась вновь. Мысленно, разумеется, выругалась, но очень грязно.

 Ругалась она не на саму пробку, а на бывшего мужа. Ну, потому что это именно он, дурак, купил эту квартиру в центре города два года назад. Именно он. Да, ей нравился, очень нравился этот район. Не потому что считался элитным и престижным, все-таки центр города, ей нравились эти старые красивые дома из другой эпохи, обилие памятников и исторически значимых мест. История всей страны здесь казалась реально осязаемой. И да, это именно она хотела здесь жить, и поэтому Сергей купил эту квартиру на юбилей их свадьбы. Но мало ли чего она хотела! Мог бы подумать и об удобстве, дурак! Каждый день пробки, пробки, чертовы пробки! Весь из себя такой правильный и рассудительный, а подумать об этих дурацких пробках не мог. Одно слово, дурак!


 — Чего ты ещё хочешь? — как можно грубее закричала в трубку Аня. Она вложила в интонацию как можно больше отрицательных эмоций, просто чтобы собеседник сразу понял, как ей неприятны все эти разговоры и звонки. Они терзают её память и мешают жить дальше, неужели это так трудно понять?..

 — Ты чего орешь-то? — услышала она в ответ такой же раздраженный и нервный голос бывшего мужа. — Совсем уже долбанулась?

 Ведь ему также неприятны эти разговоры, Аня это прекрасно чувствовала. Так зачем звонить?

 — Чего тебе нужно? — повторила вопрос Аня, но уже более дружелюбно. Хотя нет, скорее чуть менее грубо, на дружбу в их общении уже давно не было даже намека.

 — Мне от тебя давно ничего не нужно, расслабься. Ну, Женьку только видеть, а в жизнь твою не лезу. Раз звоню, значит, дело срочное, чего орать-то?

 — Раз дело, так и говори по делу! Слушать твое зудение и что-либо выяснять не собираюсь.

 — Да мне и нечего с тобой выяснять давно, а твои истерики тоже, знаешь ли, слышать не очень радует. Наслушался за двенадцать лет, спаси…

 — Ну так и не звони тогда! — Аня попыталась оборвать очередное выяснение отношений, — Живи без истерик и ко мне не лезь!

 — Да и не лезу, больно надо! — закричал в ответ Сергей. — Ты, дура, понимаешь русский язык? Звоню по делу! Хотя, что это я, совсем забыл, с кем разговариваю, простите. До вас, мадам, ведь никогда с первого раза не доходило.

 — Да пошел ты! Козел!

Аня с силой вдавила кнопку отмены звонка и гневно бросила телефон на сиденье рядом. Очень хотелось вышвырнуть мобильник в окно, просто взять и разбить об асфальт на мелкие кусочки. Но Аня тут же отогнала эту мысль. Бывший муж только что назвал ее истеричкой, доказывать теперь, что он прав? Ну, уж нет! Неважно, что он всего этого не видит, плевать на него. Аня не могла себе позволить даже мысли, что он мог быть прав. Не дождется истерики. Нет!

Аня прекрасно понимала, что этот разговор не закончен. Сергей будет звонить, раз уж ему это нужно, снова и снова. Да и дел незавершенных у них еще действительно было много, разошлись они всего месяц назад. Опека над Женькой, квартира, машина, дом за городом, много всего. Ане очень хотелось завершить все как можно быстрее, просто чтобы отнять у бывшего мужа поводы звонить, общаться, или как-либо доставать ее. Ей все это было неприятно, раздражало.

Поток машин впереди вдруг на удивление стал быстро двигаться, так быстро, что уже через каких-то пять минут Аня достигла поворота в свой двор и оказалась у дома. Но больше Аню удивляло, что Сергей не перезвонил и не стал продолжать незаконченный разговор. На него это было совсем непохоже. Он с маниакальным упорством доводил начатое до конца, чего бы это ни стоило. Уж Аня-то изучила его за двенадцать лет совместной жизни. Неважно, что это было, ремонт квартиры или сборка пазла из тысячи жутко раздражающих элементов, он все делал полностью и до конца, не упуская никаких мелочей. Для него просто не существовало этих самых мелочей, важным было абсолютно все.

Аню эта черта мужа откровенно раздражала. Да, поначалу это очень импонировало, например, когда он полгода добивался ее расположения, еще будучи студентом. Забрасывал цветами, подарками, комплиментами. А однажды ночью просто нагло влез к ней в общежитие. Отказа он просто не слышал, не принимал. У него была цель добиться этой девушки, и он упорно шел к ней. И так во всем.

Но спустя двенадцать лет вместе, Аня вдруг поняла, что больше не в силах это выносить. Вся эта его дотошность в деталях, упрямство, желание доминировать во всем, да это же просто невозможно. Невозможно жить с человеком, который просто не слышит и не приемлет чужой, отличной от его точки зрения. Аня предлагала купить большую машину, он купил маленькую, мол, для города практичней и бензина меньше ест. Аня предлагала нанять рабочих для ремонта в квартире, чтобы было быстрей, он же все делал сам. Аня просила заказать суши, он устраивал вечер лепки пельменей. Дурацких, ненавистных пельменей! Каждый раз, готовя пельмени, Аня представляла, что это не обычная кастрюля, а адский котел, в котором варятся эти пельмени, будь они прокляты!

Или отпуск, например. Ни Египта, ни Турции Аня так и не увидела за эти годы, как не намекала. Да, первые годы брака они и не могли себе этого позволить, но потом-то возможности были. И возможности, и желание. Но вместо заграничных курортов Аня побывала вместе с Сергеем в Карелии и на Алтае. И там, и там дважды, между прочим. Фотографии этих отпусков Аня не показывала никому. Тоже мне отпуск, две недели игры в догонялки с комарами и прятки от клещей.

А эта его идея-фикс жить за городом… Это же верх идиотизма! Аня, конечно, была обеими руками за свежий воздух, но не настолько. Ни магазинов, ни салонов, ни клубов, про ежедневную дорогу на работу и обратно вообще не стоит думать. Ну, бред же! Хотя, даже живя в городе, Аня уже и не помнила, когда они с мужем в последний раз посещали какие-либо клубы. В прошлом году, помнится, друзья звали в один новый модный клуб, и что? Сергей предложил лучше сходить в театр! Какой театр? Ане было всего тридцать один, она была не готова к театрам и жизни за городом! Совсем еще не готова.

А ведь она совсем не за такого Сергея выходила замуж. Наглый, упрямый, умный, всегда и во всем первый, таким он был. Ну, или Ане так казалось тогда. Год назад Аня вдруг поняла, что ошибалась. На самом деле он жутко занудный, упертый как баран и вообще в каждой бочке затычка, всюду свой нос суёт. Но даже это Аня в принципе готова была терпеть, причина развода была в другом. Рядом с таким домоседом Сергеем, Аня вдруг почувствовала себя старой. Её был всего тридцать один год, а она почувствовала себя СТАРОЙ! Ну, потому что он вел себя, жил и пытался обустроить их совместную жизнь так, как Аня представляла себе еще очень не скоро должно быть. Весь этот уют, излишняя рассудительность, рационализм (тьфу! прилипло его слово), неприятие спонтанных решений, от всего этого Аня ощущала явный запах нафталина. Она просто испугалась. Кому приятно вдруг почувствовать себя старой? А рядом с Сергеем она именно такой себя и ощущала.

Самое страшное, Аня не смогла вспомнить, а когда он вдруг таким стал? Ведь он всего на два года её старше, а по ощущениям на все пятнадцать. Аня помнила, какие сумасшедшие вещи он вытворял, когда добивался её, как шел напролом, не боясь ничего, а как он превратился в такого слишком домашнего и правильного вспомнить не смогла.

Последней каплей стала поездка в гипермаркет. Это, кстати, тоже была идея Сергея, еженедельные поездки в гипермаркет за продуктами, Аня их просто ненавидела. Там, в гипермаркете, они как всегда гуляли в море стеллажей и выбирали продукты на неделю. Только нужные, правильные и полезные продукты, конечно же, как иначе. И вдруг Аня поняла, что в большинстве своем их окружают такие же семейные пары с тележками. Старые пары. Вот тогда Аня и почувствовала вдруг себя старой, и ей это ужасно не понравилось. Дальше так продолжаться не могло, нужно было срочно что-то делать. Она не хотела всего этого чувствовать! Сергей увозил её в старость слишком быстро. Ей стало понятно, что выход только один — взять управление на себя. Не получится — сменить транспорт, а лучше и вовсе остановиться пока не поздно. Просто вдавить педаль тормоза в пол и остановиться. Пробок на дороге жизни нет!


Женька бросился к Ане, как только она вошла в квартиру. Вообще-то его звали Джек, так Аня с Сергеем назвали шесть лет назад подобранного на улице щенка. Но щенок быстро превратился в овчарку приличных размеров и откликался исключительно на ласково шутливое прозвище «Женька».

Потрепав собаку за ухом, Аня сбросила сапоги и сумку в коридоре, прошла на кухню и включила чайник. Кофе хотелось жутко. Затем вернулась в коридор и достала из сумки телефон. Сергей так и не перезванивал, и это раздражало.

 Сам ведь сказал, что дело срочное. И чего не звоним? Случилось, может, чего? Хотя, что с ним может случиться, мы для этого слишком правильные. Всё строго, всё по плану. Просто выделывается. Ну, ну… Можешь сколько угодно обиженку строить из себя, видели уже.

 Не успела Аня так подумать, как телефон ожил. Звонил Сергей. Аня выдержала небольшую паузу и нажала кнопку ответа.

 — Да!

 — Ну привет, еще раз, — голос Сергея был спокойным. — Успокоилась или еще поорешь чуток? А то я соскучился по воплям, вот звоню послушать.

 — Говори по делу, я нервы тратить не хочу на тебя.

 — По делу так по делу. Там с автосервиса звонили, машину на ТО пора отогнать.

 — Какое еще ТО? — слегка разочаровано спросила Аня.

 — Обычный очередной осмотр. У них просто мой контакт записан, вот и звонят мне. Короче, я дам твой номер, они тебе объяснят всё. Хорошо?

 — Хорошо.

 — Как там Женька? — тихо спросил Сергей, — может, я заберу на выходные его? В отпуск, кстати, не собираешься? А то я присмотрю за ним, езжай.

 — Какой еще отпуск? Ты о чём?

 — Ну, ты же всё хотела на море, вот и смоталась бы, я же теперь не мешаю.

 — Ой, не начинай! — Аня не хотела, но вновь стала заводиться. — На выходные Женьку возьмешь, а то он скучает, не любит со мной одной гулять. А в остальное не лезь. Договорились?

 — Хорошо, хорошо. Не кипятись, истеричка. — Сергей смеялся, явно злорадствовал, гад, что вывел из себя. — Ладно, только про ТО не забудь. Хорошо?

 — Хорошо. Пока.

 — Пока.

 Аня положила телефон на стол и задумалась. В отпуск действительно было бы неплохо съездить. Вот почему он раньше, пока были вместе, не предлагал ей съездить одной? Ехал бы на свой дурацкий Алтай со своей дурацкой рыбалкой, а она бы отдыхала на море, глядишь, и не было бы проблем. Хотя одной как-то страшно. Да и сложно это, отели, самолеты. Это же бронировать надо всё заранее, договариваться. Загранпаспорт надо делать. И когда этим заниматься? Да ну к чёрту!

 Женька тихо подошел к сидевшей на стуле Ане и привычно положил голову ей на колени.

 — Что, Женька, скучаешь по своему хозяину-дураку? — Аня нежно погладила пса.

Она вспомнила, почему они с мужем так и не съездили за границу. Потому что всегда в отпуск брали своего Женьку, не могли оставить его в городе с кем-то посторонним. Даже представить такого не могли. Просто он появился в их жизни именно тогда, когда казалось, что и жить дальше незачем. Потому что, как оказалось, продолжить эту жизнь в своих детях они не смогут никогда.


 Сергей уже собирался ложиться спать, когда зазвонил телефон. Он ждал этого звонка.

 — Алло! Сергей Иваныч?

 — Да!

 — Это Михаил из автосервиса. Ну, в общем, звонила Анна Николаевна. Завтра к трем часам машинку пригонит, и мы посмотрим.

 — Отлично! Я там Лёхе, механику, объяснял уже, полное ТО сделайте. Хорошо? Фильтра, масло, свечи, ремни, всё под замену. Подвеску по кругу тоже проверить, стойки, шаровые, сайлентблоки, если что, тоже менять всё сразу.

 — Да конечно. Всё сделаем.

 — Ну и отлично! Я завтра заеду ещё тоже, проверю. Ах да, и тормоза обязательно поменяйте полностью. Там помнится, фигня какая-то с передними была, клинило периодически, и педаль западала, так что поменяйте колодки и диски полностью. Ну и тормозуху, само собой.

 — Да, всё сделаем, не беспокойтесь, Сергей Иваныч.

 — Хорошо. До завтра!

Сергей положил трубку и облегченно вздохнул.

С этим разобрались. Отлично! Главное, тормоза чтобы полностью поменяли, а то мало ли. Анька, дура, сама ведь ничего не сделает. Убьется еще на фиг. Ладно, теперь на море бы еще её отправить. А то засиделась старушка в городе, пусть косточки погреет.

Главное, чтобы тормоза поменяли…

Александр Ти 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 5
Вход
Vlad ∙ 15.01 12:23 ∙ #
Ну и дура.
Ну и дура.
Ольга
15.01 14:15 ∙ #
Не сошлись интересами ))) Хотя странно, что поняли это только через 12 лет. А вообще мне кажется у этой истории должно быть продолжение.
Не сошлись интересами ))) Хотя странно, что поняли это только через 12 лет. А вообще мне кажется у этой истории должно быть продолжение.
Vlad
15.01 14:19 ∙ #
Так, она и одна продолжает делать то, что делала раньше. Т.е., нифига. Может она сама скучная такая?
Так, она и одна продолжает делать то, что делала раньше. Т.е., нифига. Может она сама скучная такая?
Александр ∙ 15.01 22:09 ∙ #
ефй круто повезло - от папко-мамкиных обьятий и лобызаний , в обьятья умного , умеющего зарабатывать(без излишней рекламы себя) мужа. при этом ,чувсствуется по изложению - очень любящего и терпеливого человека. ей повезет еще больше ,если он не поймет что нарвался на овцу дурную и тупую как сто пудов дыма.
ефй круто повезло - от папко-мамкиных обьятий и лобызаний , в обьятья умного , умеющего зарабатывать(без излишней рекламы себя) мужа. при этом ,чувсствуется по изложению - очень любящего и терпеливого человека. ей повезет еще больше ,если он не поймет что нарвался на овцу дурную и тупую как сто пудов дыма.
Сергей ∙ 27.01 06:32 ∙ #
"Пока не мешает" - это апендикс. "Апендицит" - это, "когда прихватит"
"Пока не мешает" - это апендикс. "Апендицит" - это, "когда прихватит"
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход