ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Я тоже мать

2019-06-24 Я тоже мать
Я тоже мать
Лиза была полной противоположностью. Она походила на шаровую молнию, которая с шумом и треском носится во всех направлениях сразу. Ей с утра до поздней ночи необходимы были новые впечатления, яркие эмоции, приключения, встречи.
6 0 5309 24.06.2019
Лиза была полной противоположностью. Она походила на шаровую молнию, которая с шумом и треском носится во всех направлениях сразу. Ей с утра до поздней ночи необходимы были новые впечатления, яркие эмоции, приключения, встречи.

Трагедия пряма и неуклончива,
однако, до поры таясь во мраке,
она всегда невнятно и настойчиво
являет нам какие-нибудь знаки.
И. Губерман


Утром принесли телеграмму...

Умерла Валентина Алексеевна, мама бывшей жены, Лизы.

Виктор с ней давно и бесповоротно в разводе, совсем не общается, даже избегает встреч.

Дети после её скандального ухода остались с ним, настолько маргинальные мировоззрения приобрела Лиза, пустившись с лёгким сердцем во все тяжкие.


Единственным увлечением жены тогда стали шумные сборища с застольями. Причём, для неё не было важно, кто сидел за столом, главное, чтобы людей было много, чтобы вино и водка лились рекой.

Своё желание жить именно так она выразила своеобразно — «Такую свободу ни на что не променяешь». Что она имела в виду, Витька так и не понял.

Он искренне уважал семейные ценности, настойчиво и добросовестно выстраивал крепкое хозяйство и правильные отношения, как ему виделось, хотя втайне иногда мечтал о независимости, которую представлял возможностью беспрепятственно заниматься любимыми делами, только и всего.

Увлечения у него были, но Лизу они страшно раздражали. Особенно Витька любил аквариум, цветы и фотографию. Ещё стихи, которыми его увлёк папка, большой любитель Есенина, Пушкина и Маяковского.

Когда Лиза вступила на шаткий мостик, переброшенный от тёплого семейного очага к социальной деградации он, мечтатель и романтик, не заметил.

Его корабль всегда плавал в тихих прибрежных водах, обласканный солнечным светом.

Мужчина был склонен к созерцанию, замечал каждую завораживающую мелочь у себя под ногами.

Для того, чтобы зарядиться хорошим настроением, ему достаточно было побродить по цветущему лугу, осеннему лесу, просто посидеть в тишине.

Лиза была полной противоположностью. Она походила на шаровую молнию, которая с шумом и треском носится во всех направлениях сразу. Ей с утра до поздней ночи необходимы были новые впечатления, яркие эмоции, приключения, встречи.

Витька её очень любил. Лиза постоянно тянула его куда-то, с кем-то знакомила, мечтала о покупках и путешествиях.

Когда получала желаемое, вопреки логике не радовалась, а расстраивалась, потому, что обретённое никогда не могло её удовлетворить. В нём, ещё недавно предметом вожделения, обычно недоставало самого главного, о чём она почему-то не подумала.

Лиза тут же переключалась на другие страстные навязчивые идеи, которым не было конца, будоража свои эмоции, разжигая чувства и необузданные фантазии.

Она была ненасытна, неистова, безудержна: гуляла до отрыва, танцевало до упада, неистово спорила и ругалась, не важно с кем…

Лизу обуревали сомнения и страсти, распирали противоречия, переполняли внезапно нахлынувшие переживания.

Она часто влюблялась, самозабвенно отдаваясь нахлынувшему вдруг чувству, высказывая свои ощущения и суждения Витьке вслух.

Он её любил.

Такой уж у человека характер.


Зажиточной их семья никогда не была, но в сравнении с окружающими людьми возможности были куда более обширными. Витька старался изо всех сил.

Достаток всегда требует усилий и ответственности. Дети, квартира, имущество, муж, красивые вещи — всё это требует своей доли внимания. Это нельзя просто иметь. Приходится отдавать им энергию, время…

Именно это Лиза считала насилием над её личностью.

Она желала жить, порхая и радуясь, не тратя времени на семью и быт.

Фонтанирующая энергия моментально ослабевала, если требовалось сготовить обед или вымыть пол.
Она откровенно полагала, что жизнь дана не для этого. Кому нравится, пусть занимаются ерундой: её предназначение — любовь.

Правда в это слово Лиза вкладывала особенное значение.

Любить непременно должны были только её. Причём, однообразие становилось для неё скучным уже вскоре после бурных чувствований.

“Ты испортил мою жизнь”, “ты отнял у меня молодость”, “всё из-за тебя”, “зачем ты мне такой нужен”, такие реплики Лиза вставляла в страстную, наполненную до отказа нелестными эпитетами речь вместо междометий.

Она хотела, хотела и хотела.

В итоге добилась своего, правда совсем в иной плоскости: освобождение от семейных обязанностей стоило ей сокращения до минимума величины материальных ресурсов, к чему женщина с лёгкостью небывалой моментально приспособилась.

Главное, что ничего не нужно делать. Совсем.


Лиза весь день читала книжки, лузгала семечки и мечтала, не обращая внимания на детей, а вечером уходила к подругам, где довольно часто задерживалась до самого утра.

Всё это случилось задолго до телеграммы.

Виктор, к сожалению, поехать на похороны никак не мог. Некому заменить на новой, куда только что устроился, работе.

Капитализм жесток. Он требует от работника полной отдачи.

Двух детей одному тянуть непросто.

Лишиться работы, когда каждый второй не имеет её вовсе, безрассудство.

Лизу Витька разыскал, хотя это оказалось непросто. Разбитная кампания, к которой она прибилась, определённой штаб-квартиры не имела. Гуляли где придётся.

Он показал телеграмму, не скупясь дал денег на дорогу и похороны, хотя выкроить их из скудного бюджета было непросто. Даже пытался успокоить.

Реакция на печальное известие Витьку удивила.

В её глазах не было слёз, печали, скорби. Не было совсем ничего человеческого.

Нескрываемое тупое равнодушие и немного растерянности.

Не от телеграммы. Ей бы опохмелиться...

Лиза постояла некоторое время, молча, словно пыталась уловить цель моего визита.

“Какого чёрта?” — телеграфировал её тусклый взгляд.

Потом в выцветших, некогда зелёных, теперь бесцветно-водянистых глазах вспыхнули искорки осознания. Ведь в её руках деньги и немалые.

Губы женщины изобразили подобие улыбки, искривлённой и нелепой в очевидной, однозначно трагичной ситуации.

Лиза посмотрела на купюры, спрятала их в карман и развернулась уходить, считая свою миссию выполненной.

Затем, словно что-то вспомнив или по-иному оценив момент, остановилась.

Медленно вытащила из кармана купюры, пересчитала, будто не веря в их существование, опять засунула, на этот раз куда-то внутрь неопрятного одеяния в область декольте.

Она явно силилась что-то сказать, видимо разыскивая нечто человеческое в огромном объёме духовной пустоты.

Возможно, пылинки скорби по матери.

Но желание глотнуть чего-нибудь горячительного не давало ей сосредоточиться.

Внутренняя борьба отразилась на одутловатом лице, быстро меняя подвижную мимику.

Один миг сосредоточенности на факте смерти и более продолжительное желание бежать скорее в ларёк за желанной дозой более приземлённой субстанции.

— Покажи ещё раз телеграмму. Ах, вот оно что! Похороны-то послезавтра? Так я не успею.

— Это твоя мать, Лиза. Она тебя родила. Ты не можешь отказать ей в последней скорбной благодарности.

— Я тоже мать. Ну и что? Скажи ещё, что я просила себя рожать.

Она посмотрела на Виктора с ненавистью, словно во всём, что случилось и теперь происходит в её жизни, виноват исключительно он, махнула рукой, ещё раз проверила на месте ли деньги, развернулась и ушла.

На следующий день, когда Виктор пришёл с ночной смены, ему рассказали, что Лиза с подругами, пьяные, шумные, весёлые и азартные, ходили по квартирам, просили деньги на похороны мамы.

Многие давали... На другое, отказали бы. Но похороны...

Лиза никуда не поехала.

Впрочем, это его нисколько не удивило.

Они прожили вместе шестнадцать лет. Удовлетворение личных потребностей всегда было для неё в приоритете.

Деньги, которые в руках, гораздо реальнее смерти, пусть даже и матери.

Это выбор, не Виктору его осуждать.

Жизнь представляется ей именно такой. Ведь то, что мы видим, всегда иллюзия. Хорошие мысли рождают красоту, нейтральные обыденность, а злые и раздражительные — разрушение и хаос.

Их пути давно разошлись, но даже после полного расставания Виктор много раз вытаскивал её из проблем и неприятностей. В конце концов не выдержал, просто отпустил в свободное плавание, предоставив возможность самой выбирать и определять жизненный путь.

На это Лизе не хватило энергии. Она всю жизнь лишь потребляла, стараясь ничего не давать взамен. Витька был для неё моторчиком и батарейкой. Но женщина так этого и не поняла.

Теперь Виктор совсем другой.

Лиза в сегодняшней жизни, его и детей, лишь случайный прохожий.

Бывает и так...

В голове мужчины крутятся слова из песни « Жизнь невозможно повернуть назад. И время ни на миг не остановишь... », в глазах слёзы. Ничего не поделаешь, чрезмерно сентиментален.

Это не очень правильно для мужчины.

Однако, что выросло, то выросло... не может он изменить себя.

И свою жизнь тоже.

В его силах и возможностях только желание и умение сделать верный выбор, позволяющий открытыми глазами смотреть на мир.

Впрочем, чего пенять на жизнь — она замечательна.

Во всяком случае, продолжается вопреки всему...

Пусть каждый ответит за свою судьбу, которую создаёт собственноручно.

А одиночество…

У каждого из героев повествования оно настолько разное.

У Виктора в праздники полный дом родных и близких, но он считает себя одиноким.

Лиза же всегда в компании, которую воодушевить может только водка, где никто никому не нужен. Но одинокой она себя не чувствует.

Вы удивитесь, но Лиза по-своему счастлива.

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 0
Вход
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход