ВХОД
Войти через одну из соцсетей
ВОЙТИ ЧЕРЕЗ FACEBOOK ВОЙТИ ЧЕРЕЗ ВКОНТАКТЕ
Регистрируясь или входя вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности
      
Присоединяясь или входя,
вы принимаете Пользовательское Соглашение
ОТНОШЕНИЯ

Захмелевшие русалки

2019-06-20 Захмелевшие русалки
Захмелевшие русалки
Не знаю, как насчёт рыбки, а русалки, когда их после шторма бездыханных на берег прибоем выбрасывает, очень неприглядно выглядят.
6 1 6229 20.06.2019
Не знаю, как насчёт рыбки, а русалки, когда их после шторма бездыханных на берег прибоем выбрасывает, очень неприглядно выглядят.

Пять утра. Я бегу неспешно по кромке моря, проваливаясь во влажный песок.

В моём возрасте, если позволяют суставы, обязательно нужно двигаться.

Седьмой десяток — не шутка.

Ветер дует с моря, нагоняя приличную волну, которая слизывает с берега всё, что попадается под её цепкую стихийную силу, выбрасывая это немного позднее обратно, возвращая накопившийся мусор с прибоем.

В некоторых местах собираются целые отвалы отбросов жизнедеятельности человека. Увы, цивилизация вместе с комфортом одаривает нас экологическими проблемами.

Зато воздух упоительно свеж.

Передать словами вкус и запах пьянящего прибрежного бриза невозможно. Им нужно дышать, лучше в движении.

В это время легко думается.

Вместе с дыханием и шагами легко рождаются диалоги и сцены будущих рассказав.

Главное. Суметь запомнить настроение.

Люблю это время, когда почти никого не бывает вокруг, ничто не отвлекает наслаждаться неспешным освежающим бегом.

Природа только начинает просыпаться.

Зябко.

Прохлада побуждает к действию.

Хорошо. Ты растворяешься в природе, она в тебе.

Море рождает спокойные позитивные эмоции, вызывает эйфорию.

Хочется жить...

Долго - долго.

Конечно, я больше привычен к лесу, поскольку родился в таёжной местности, всю жизнь прожил в шаговой доступности к лесу.

Но море... это всё-таки море.

Возможно, нам просто внушили любовь и романтическое отношение к большой солёной воде.

Жюль Верн, Александр Грин, Тур Хейердал. Айрис Мэрдок, Эрнест Хеменгуэй… Скажите, кто не читал их замечательные описания волнующих и восторженных приключений?

Впрочем, вопрос не вполне корректный. Кому-то читать совсем не нравится. Но жизнь по этой причине не становится пресной. Бывают другие увлечения.

Но море…

Чайки галдят даже рано утром, носятся как угорелые, ругаются.

Совсем рассвело.

За поворотом, где высокий берег скрывает линию прибоя, в море болтаются две головы.

Неужели, кому-то приспичило купаться в такую раннюю пору?

Забавно.

Наверно спортсмены. Или загулявшие, потерявшие счёт времени туристы, которым все нипочём. Их греет изрядная порция адреналина. Возможно алкоголь.

Во всяком случае, не так много желающих искупнуться в стылом море на рассвете, тем более в такое утро, когда прибрежная полоса кишит медузами.

У кромки воды, где движение воздуха особенно заметно, ещё сильнее ощущается разница температур в воде и на суше.

Подышать в неспешном движении освежающим воздухом, совсем другое дело.

Там, позади, на пляже, полно охотников поспать несколько предрассветных часов на берегу.

Говорят, это придаёт сил, рождает неведомые, очень целительные виды энергий.

Некоторые могут часами рассказывать про чакры, кундалини, динамические медитации и прочие виды непередаваемых ощущений.

Увы, мне они неведомы. Я просто бегу.

Каждому, своё.

Подбежав поближе, вижу, что головёнки, женские.

Они кричат что-то, машут руками.

Звук прибоя стирает их голоса, превращая в шум.

Раз зовут, значит что-то не так.

Прислушиваюсь.

Девочки двигаются в мою сторону.

Знаю, что в этом месте воды чуть больше, чем по пояс, но они скрыты целиком. Значит, шагают на коленках.

Зачем?

Когда прелестницы подползли ближе, всё выяснилось.

Да они, голые. Совсем.

Плавают в костюмах первобытной Евы. По этой причине и вылезти стесняются.

Чуть выше, на берегу, стоянка туристов. Несколько палаток, автомобили.

Но ведь раннее утро. Почти все спят. В это время суток сон наиболее крепок.

Вылезти девчонки боятся, в воде находиться тоже не в силах.

Продрогли.

У одной даже ногу свело.

Дом, где они сняли комнату, почти в середине посёлка.

Идти минут двадцать, а то и больше.

— Как же вас угораздило? В такую пору...

— С мужьями поругались, дяденька. Напились и пошли с горя топиться. Потом испугались, когда в полной темноте в воду залезли. А тут, волна. Нас накрыло и провезло по камням и песку. У Тоськи, вон, весь бок содран. А у меня зад и плечо. Больно. И холодно. Зуб на зуб не попадает. Несколько часов в ледяной воде плаваем.

— Так и шли бы домой.

— Ага! Одежду волной смыло. Мы её на самом краю оставили. Всё в море унесло.

— Вот ведь, бедолаги. И чего я для вас сделать могу?

— Дед, принеси нам одежду. Или простыни. Хоть чего-нибудь, до дома дойти. С нас магарыч, как положено. Выручай, а. На одного тебя надежда. Не можем же мы в таком виде по посёлку гулять. Как людям в глаза смотреть? Замёрзнем ведь насмерть. А мужики, сволочи, даже не ищут. Отольются им наши слёзки. У, вурдалаки! Сорвут с девчонок первый цвет, самый сладкий, и в кусты. Тьфу, на них! Развод. Ты ведь не такой, правда, дед?

— Такой, не такой... Какой я вам дед? Сяду вот на бережку, дождусь, когда совсем застынете, молодостью нагой полюбуюсь.

— И ты такой же? Чего там смотреть-то, мы же все синие?

— Ладно, ждите, пошутил я. Сейчас что-нибудь добуду.

Бегу. Дорога метров пятьсот постоянно в гору.

Сердечко стучит. Гулко, но ровно.

Нужно выручать русалок.

Топиться… из-за мужиков…

Зачем тогда с ними приехали? Бред какой-то.

Странная пошла молодёжь.

Не каждую бабу на море вывозят. Денег, жалко.

И вообще, зачем на курорт со своим самоваром, если отношения не ладятся?

Глупые. Или зелёные совсем.
Забежал в гору и вспомнил, что видел только головы, да и те из-за качки не рассмотрел, как следует.

Комплекция-то у них какая? Чего искать нужно?

Пришлось обратно спускаться.
— Размер-то, у вас, какой, красавицы?
— Сорок шесть.
— Сорок четыре. Я, высокая, а Тоська, маленькая.
— Понял, соображу.
Как ни старался быстрее, уложился минут в тридцать.

Раздобыл два халата, сланцы и полотенце.

Прибежал. Положил на песок. Зову.
— Дед, мы стесняемся. Отвернись.
Пришлось подчиниться.

Могли бы потрафить старику, показать во всей красе, как русалки выглядят.

Зря что ли бегал, старался?

Вышли сторожко, оделись.

Зубы у обеих стучат.

Посоветовал бегом домой отправляться. А одежду завтра, в это же время вернуть нужно.

Не своя, занял.

Не обманули, всё принесли. И бутылку коньяка впридачу.

А на вечер пригласили на шашлыки.

Там и выяснилось, что поссорились ребята из-за того, что одни хотели вино, а другие пиво с рыбкой.

Так и вышло, относительно напитков.

Пили и накручивали себя. На ровном месте проблему выстроили, из-за которой едва жизни не лишились.

Не знаю, как насчёт рыбки, а русалки, когда их после шторма бездыханных на берег прибоем выбрасывает, очень неприглядно выглядят.

Бойся бумеранга, 
Думай о последствиях,
Загоняя в рамки

Все несоответствия…
Абстрагируй мысли,
Знай приоритеты,
И с глубоким смыслом
ты встречай рассветы…
Добавляй для счастья
Чуточку иронии,
Жизнь — она прекрасна,
Если с ней в гармонии.

Лика Кугейко

Валерий Столыпин 

Что вы об этом думаете?

Комментарии: 1
Вход
Ирина ∙ 20.06 22:42 ∙ #
Очень понравилось!
Очень понравилось!
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Подпишитесь на уведомления о новых комментариях к посту
Вход